Донецк Понедельник, 22 июля
Общество, 04.07.2024 12:36

Пригодится для нового Нюрнберга: главная библиотека Донецка хранит доказательства украинского нацизма

Книги из донецкой библиотеки Крупской станут уликами, когда будут судить неонацистов.


Донецкая республиканская библиотека имени Крупской хранит в себе множество тайн. В ее лабиринтах можно заблудиться, а книг, собранных под ее крышей, не прочесть за всю жизнь. Но есть в ее недрах комната, куда закрыт путь не только читателям, но и большинству сотрудников «храма книги». За железной дверью, под замком, выстроились около 3700 «арестантов» – экстремисткая литература, прославляющая «великих украинцев», Бандеру, Шухевича и прочую «самостийнисть». В годы, когда Донбасс благодаря Хрущеву с Ельциным находился под столичным начальством Киева, подобным букинистическим мусором щедро пичкали все библиотеки по линии канадского посольства. Тогда из дончан надеялись сделать «щирых украйинцив», но что-то пошло не так.

Сегодня «книжные зэки» ждут своего часа – и когда наступит новый Нюрнберг, они будут молчаливыми и красноречивыми свидетелями того, как печатное слово может развращать умы и души людей, превращая их в монстров.

Лабиринт под сталинским ампиром

Многострадальная, многократно обстрелянная нацистами библиотека поражает своей монументальностью в стиле сталинский ампир. Даже с выбитыми окнами, она нависает над читателем, как бы проводя черту: здесь Храм книги.



Внутри, под высокими сводами с лепниной чувствуешь себя букашкой, пришедшей просить знаний. Само здание будто мрачно заглядывает тебе в душу: а достоин ли ты получить то, за чем пришел?

Но самое удивительное начинается в служебных помещениях. Оказывается, внутри не четыре, как кажется снаружи, а семь этажей. Или, как говорят библиотекари, ярусов.



Они соединены между собой сложной системой лестниц, переходов и даже лифтов, в которой не заблудится только тот, кто хорошо изучил внутренний двор Храма книги.

Самая секретная комната

На одном из таких ярусов есть комната с прочной дверью, запирающаяся на ключ. Сюда не пускают практически никого, а с отдельными «книжными арестантами» могут ознакомиться только научные специалисты по специальному запросу.



Корреспонденту «Блокнот Донецк» посчастливилось побывать в самой секретной комнате главной библиотеки ДНР и убедиться, что «заключенные» находятся за железной решеткой совершенно не зря.



Завесу тайны нам приоткрыла Ирина Михайловна Петькова, заведующая отделом хранения основного фонда библиотеки. Именно она провела корреспондента через внушительный лабиринт стеллажей порядочной литературы к литературе непорядочной.

Идеологическое оружие с облезлым фюрером

На стеллажах – обычные украиноязычные книги. Но так может показаться только на первый взгляд. Все как на подбор посвящены украинской «уникальности», борьбе за «нэзалэжнисть», восхвалению ОУН-УПА*, и, разумеется, перековерканной истории «найдривнишойи Украйины».

Здесь же масса книг, посвященная главарям ОУН-УПА, которые, если верить напечатанному, не устраивали еврейские погромы и не резали поляков с белорусами, а воевали исключительно за «нэньку». Разумеется, масса творений русофобов, вроде Донцова и политиков-неудачников, наподобие депутата-графомана Черновола.



«Майн Кампф»*** художника-неудачника из Австрии тоже наличествует, но не он тут гвоздь программы.

Деготь вместо меда

Большая часть печатной продукции издана за рубежом, преимущественно в Канаде или США. Есть и «британцы». Почему они напечатаны в другой стране (неужто в Лондоне читают по-украински?) и как оказались в таком количестве в донецкой библиотеке?



Как пояснила Ирина Михайловна, с получением «нэзалэжности» во многих библиотеках вчерашней УССР стали обосновываться «украино-канадские центры». В Торонто и в Квебеке были озабочены «недостаточностью» украиноязычной литературы в фондах.

«Под украино-канадский центр была отдана комната на третьем этаже. Именно туда стекалась литература, которую поставляли из-за рубежа. Впрочем, была среди нее и изданная на Украине», – рассказывает Ирина Михайловна.

Поначалу из-за океана тащили вполне безобидные книги (сказки, наука). Однако со временем в бочке меда становилось все больше дегтя – стало появляться идеологическое оружие. Потихоньку на полках прочно закрепились оды Шухевичу, излияния русофоба Донцова** и исковерканная история Украины.



«Все это приходило в основном по линии посольств и диаспоры. Но частные это были пожертвования, или организованная кампания – сказать не могу», – делится воспоминаниями Ирина Михайловна.

Собеседница не помнит, доставлял ли литературу канадский посол (в СМИ об этом упоминалось), но подчеркивает, что поставки шли в том числе через дипломатических работников.

На некоторых книгах отчетливо виден штамп: подарено украинской диаспорой Америки-Канады.

А спонсор нашего показа… Йозеф Геббельс

Впрочем, те, кто жил на Украине в 90-е и в начале 2000-х помнят, что образование и искусство во многом было отдано на откуп диаспорам и выходцам изо Львова.

Ни для кого не секрет, что в Канада, наряду с Аргентиной, стала прибежищем для военных преступников из разгромленного Рейха. А канадская провинция Квебек, где живет крупнейшая украинская диаспора, стала губкой, впитавшей идеи бандеровских недобитков, до которых не дотянулись длинные руки НКВД.

Яркое тому подтверждение – престарелый ССовец Гунько, которому не так давно рукоплескали в канадском парламенте.

И вся эта возрожденная машина пропаганды Геббельса вновь заработала на умы ни в чем не догадывающихся украинцев, в том числе – через библиотеки.



У людей потихоньку менялось мировоззрение, на подобных книжонках выросло новое поколение, произошел первый госпереворот в 2004-м, второй в 2014-м, и страна изменилась до неузнаваемости.

Вуйки из-подо Львова перестали грустить о Гитлере за стопкой горилкы у себя в сарае, а ломанулись в крупные города, где начали образовывать боевые радикальные единицы, сыгравшие потом решающую роль в захвате власти.

Последствия этой политики со стороны высшего эшелона киевской власти мы наблюдаем и ощущаем н себе сейчас. И «закрыть кейс» придется Армии России.

Не уподобиться Гитлеру

В 2015 году «комнату нацизма» закрыли, а ее экстремистские экспонаты отправили «под арест». Ту часть нормальной литературы, которая не прославляет «древних укров» и Гитлера разобрали по другим отделам.



«У нас уже спрашивали: а почему вы не спалите эту макулатуру? Зачем держать ее под замком? На что я отвечаю: а как же доказательства того, что на Украине есть нацизм? Когда будет суд, разбор доказательств, эти книги станут уликами того массового зомбирования, которое привело в последствии к этой войне», – говорит Ирина Михайловна.

Умолчала скромная заведующая о том, что если мы будем жечь книги, мы ничем не будем отличаться от Гитлера, который тоже публично предавал огню Канта и Бартеля. Равно как и от нацистов новой генерации, которые тоже показательно бросают в огонь и сдают в макулатуру русскоязычную литературу.

Мы – не такие. Мы помним, о чем предупреждал поэт Генрих Гейне: «Где сжигают книги, там, в конце концов, сожгут и людей».

*ОУН-УПА. Признана экстремисткой организацией и запрещена в России.
**Дмитрий Донцов. Признан экстремистом в России.
***«Майн кампф» («Моя борьба»). Входит в Федеральный список экстремистских материалов, распространение которых на территории РФ запрещено.

Алексей Руцкой


Больше новостей читайте в нашем Телеграм-канале

Написать в редакцию «Блокнот Донецк» и сообщить о вашей проблеме можно по ссылке


Новости на Блoкнoт-Донецк
Новости ДонецкДНРбиблиотека Крупскойэкстремистская литература
1
2