Донецк Четверг, 18 апреля
Общество, 07.03.2024 10:43

«Бутылка воды на девятерых»: русские бойцы 5 дней притворялись мертвыми в окружении ВСУ в Авдеевке

Интервью с военнослужащим, пережившим авдеевский ад.


Военнослужащий «Рокер» со своими товарищами попали в Авдеевке в окружение ВСУ. Выжившим и раненным пришлось 5 дней прятаться в 300 метрах от врага, притворяясь, порой, мертвыми. Как солдаты выживали все это время и как в итоге вырывались из окружения, военнослужащий «Рокер» рассказал военному корреспонденту «Блокнот Донецк» Изабелле Либерман.

Ранее «Блокнот Донецк» публиковал текстовый рассказ военнослужащего от первого лица о тех событиях. Нашему военкору «Рокер» рассказал, как это было, и показал, где ребятам приходилось жить почти неделю.

Видео интервью с Рокером:
 Видео: Изабелла Либерман, Дмитрий Григорьев. Также использовались кадры «Народной милиции ДНР».


«Ехали мы в составе колонны по определенному плану. Я это называл «Шаг бессмертия» - нам делают коридор, мы проскакиваем, отрезаем, держимся, окружение. Замечательный план был. Но, как и все хорошие планы, он не пережил столкновение с реальностью. Колонна наша кончилась, еще не доехав даже до половины маршрута: кто-то проехал дальше, встретился с вражеским танком. Мы уехали чуть в сторону, проехали метров на 250 на территорию противника. Ну, и «отхватили» там, естественно. Собственно... Так получилась наша история, что мы 5 дней сидели там у них под носом», - вспоминает «Рокер» о том, как он и его товарищи случайно оказались в окружении ВСУ.

Нацисты подбили БМП наших солдат. Кто-то погиб, кто-то был ранен. В итоге девять военнослужащих, пятеро из которых получили ранения, смогли быстро соскочить с боевой машины и укрыться в ближайшем здании. Оно находилось за забором в 300 метрах от дома, в котором и базировались украинцы. Наши парни оказались заблокированы ВСУ с трех сторон.

«Это было не самое крепкое здание, и без подвала. Если бы они нас заметили – разобрать то здание даже с пулемета не представляло бы сложности. Нас было пятеро раненых, ну легко – у кого-то руки посекло, травматическая ампутация части пальцев, наводчик получил осколки стекла в глаз, у него, по-моему, вывих еще был. У одного - сквозное пулевое в плечо. Забегая вперед, скажу, что у некоторых наших раненых за 5 дней уже загноились раны. Это было понятно и по запаху, и по виду», - делится «Рокер».

Военнослужащие кое-как смогли обустроиться в этой ветхой и совсем ненадежной «коморке». Ребята выстроили дежурства, а раненых поместили в помещении санузла – небольшой ванной комнате 2х1,5 метра. В этой комнатушке находились четыре человека.

«Хорошо, что он [санузел] закрывался - это была такая темная комната, закрытая со всех сторон. Там можно было развести огонь – у нас была одна свеча блиндажная от гуманитарки. Да, привет всем гуманитарщикам и большое спасибо – она [свеча] нас выручала. Мы на ней грели чай: у меня в рюкзаке чашка, ложка, пакетики чайные рассованы по всем карманам», - говорит наш солдат.

В итоге на этой окопной свече, которую передавали волонтеры, ребята разогревали чай – в день по одной кружке чая на 9 солдат. И так почти неделю.

«А это не просто напиток. Он поддерживает состояние психологическое – если у тебя есть что-то горячее поесть, попить, уже не так плохо. На день у нас бутылка один-полтора литра воды на 9 человек. У меня в рюкзаке несколько бутылок было, сверху и пару рюкзаков притащили. Так как вокруг был противник, летали «птички» [дроны], приходилось это делать очень осторожно», - вспоминает российский боец.

Рядом с так называемым укрытием наших солдат, находилась их подбитая БМП. Она стояла буквально за окном здания, но в зоне видимости ВСУ. Поэтому, чтобы доставать из машины хоть какие-то припасы, приходилось действовать очень осторожно. И, иногда притворяться мертвыми, лежа возле тел своих сослуживцев.

«Как-то раз мне пришлось прикинуться просто мертвым на броне. «Птичка» [БПЛА] прилетела. Слышу, она жужжит. Хорошо они, правда, не ожидали, что мы там. Если бы они поняли, посмотрели внимательно, что «трупов» прибавилось…», - вспоминает собеседник.

«Рокер» отмечает, что ему повезло. Пролежал он на броне подбитого БМП около 10 минут. Вражеский БПЛА не засек его и улетел, а боец вернулся в укрытие. С грустью в глазах он подтверждает, что прятаться приходилось среди тел погибших товарищей.

«Давило, конечно, это на людей. Рядом противник, наши непонятно где. Еще доберутся или не доберутся до нас. Закончатся продукты. И так далее… Были такие мысли. Мы уже хотели просто по сумеркам в наглую выйти на дорогу, и, как ни в чем не бывало, пойти в сторону наших позиций. Такой план тоже был. Сработать на неожиданности. Но мы от него отказались все-таки. Связь у нас была. И это, наверное, нас спасло. Без связи было бы совсем туго», - отмечает «Рокер».

Военнослужащие собрали все свои рации, оказалось, что в запасе есть 4 батарейки. И на те пять дней в укрытии – их хватило. Ребята подключали одну рацию, связывались со своими, а когда она садилась, включали другу. Так удавалось докладывать о своем состоянии и узнавать, какие действия принимают товарищи, чтобы вызволить из такого плена бойцов.

«В такой ситуации, конечно, о многом думаешь. В том числе о том, что все может закончиться плохо. Но, мы не паниковали. Сначала нам говорили, что наши «нажмут», и противник может на нас пойти просто – отступать через нас, чтобы мы их отсекали», - вспоминает солдат.

За эти дни предпринимались попытки вытащить военнослужащих, которые с трех сторон – буквально вплотную, были зажаты ВСУ. Выдвигалась на встречу даже разведка. Но, здания вокруг наших ребят были заняты ВСУ, и двигаться было бесполезно.

«Ну, но вот тогда, конечно… Да… Мы поняли, что не все так просто», - отмечает «Рокер».

Далее была предпринята другая попытка – совместного штурма позиций ВСУ. Подкрепление должно было идти навстречу «Рокеру» и его товарищей, а они в свою очередь, из тыла. По плану, который военнослужащие обговаривали по рации, встретиться спасительный отряд с зажатыми в окружении бойцами должны были встретиться «где-то посередине».

«И заживем, и все будет хорошо... Все, мы вышли, по команде. Но потом… Мы продвинулись к опорному пункту противника, с другой стороны наши атаковали. И, в какой-то момент, я оборачиваюсь, со мной двое еще, и больше никого нет – остальные отстали, замешкались, нас потеряли, решили вернуться обратно. Думаю: ладно, чтобы их вытащить, нужно штурмануть вот эти здания – там длинная такая двухэтажка. Сейчас зайдем, штурманем, все будет наше, до наших ближе, парней вытащим. Зашли в этот дом. Штурманули. И нас осталось двое. Одного срезало очередью по пути к этой двухэтажке», - говорит «Рокер».

Потеряв бойца, «Рокер» и его сослуживец встретили еще одно российского военнослужащего, который, также как и они, каким-то необъяснимым образом оказался в логовое нацистов. В итоге ребята брали двухэтажное здание вместе. Одно крыло – подъезд, зачистили. Но один украинский солдата успел зайти на второй этаж.

«Он нас поливал огнем сверху. Мы его держали. И в итоге – смеркается, вечер был, уже темнеет. Я слышу из другого крыла здания – там ни кто не стреляет, то есть наши оттуда вышли [встречи «где-то посередине» не случилось, - прим.ред]. Высовываюсь в окно, по вспышкам выстрелов смотрю – наши уже отошли и просто поливают по второму этажу. А этот, которого мы встретили, парень, он давай разговаривать с тем, который на верху [ВСУшником]. В итоге – с другой стороны выходит на нас еще какое-то тело из темноты – сначала нас обстрелял, потом давай в нас гранатами кидаться. Мы через все ветки, капец, автомат заклинило еще. Все, думаю, без оружия», - говорит «Рокер».

Солдатам удалось выбраться из здания и добежать до ближайшего гаража. Вышедший из темноты ВСУшник не стал идти за нашими бойцами, так как недалеко уже были позиции российских солдат. В этом гараже «Рокеру» и его товарищу пришлось прятаться в смотровой яме – хорошо хоть она была, так как стены здания были «дырявые» и через эти отверстия ВСУ с помощью тепловизоров могли увидеть наших ребят.

«Гараж этот еще более хлипкий, чем то здание, в котором мы сидели. В яму спустились, там переночевать. А связь уже все. Еще в доме у меня вырубилась последняя «радейка». Но, у меня был аккумулятор от той, которая побольше, но по ней что-то ни с кем не мог связаться. Я подумал: есть аккумулятор, есть рация, надо их как-то соединить. Контакты вроде бы на одном расстоянии. Взял эту батарейку, со всех сторон обрезал, контакты вытянул, приложил – заработало. Скотчем перемотал. Мне хватило еще на пол дня. Связался со своими, сказал, что в таком-то гараже. Уже темно, дойти до них не можем», - вспоминает солдат.

По рации военнослужащие обговорили примерный план действий. Подкрепление должно было обойти то здания, которое штурмовал «Рокер», и взять ВСУ в полукольцо, тем самым вытащив наших солдат. На следующий день план был притворен в действие.

«Они пошли. Я слышу по выстрелам – они смещаются, смещаются, держат огнем. А мы еще сидим в гараже. Уже рассвело, я смотрю: тут метров 15 до многоэтажки, до наших метров 50, а мы в зоне перекрестного огня. Те стреляют со второго этажа, наши по второму этажу. Мы между ними сидим. У нас вся крыша этого гаража дырявая. Рядом дерево – с него ветки сыплются… Радейка села, теперь конкретно. Я решил, что нужно как-то себя обозначить, проскочить к нашим», - делится боец.

«Рокер» вышел из гаража. С левой стороны – откуда шло подкрепление, было дерево. Между ним и стенкой гаража и спрятался. Из-за этого дерева военнослужащий пытался подать знак сослуживцам, что он здесь.

«Давай махать, кричать. А они ничего не слышат – поливают из всего, что есть. Махал, махал, чуть пулю не схлопотал – в дерево вошла где-то рядом с головой, бровь посекло еще. Кора, видать, летела. А еще прилетело два камикадзе. Я сижу там, а они кружат, кружат. Надо мной и над теми домами, где наши. Думаю, только бы меня не заметили, потому что ползти обратно – они меня точно догонят. Тоже под дерево сел», - вспоминает собеседник.

К счастью, вражеские дроны-камикадзе не заметили «Рокера» - у них была другая цель. По ней и ударили. Это была крыша одного из зданий. Правда, один украинский БПЛА так и не разорвался, его в итоге нашли наши военнослужащие.

«Ладно, думаю – бесперспективно. Вернулся. Что делать? А там еще дом был – наши. Беру ленточку красную, в дульник автомата просунул, и просто начал махать (вверх вниз). Увидели. Даже узнали меня. Начали кричать: «Вот он Рокер, ё моё!», - уже с радостью и улыбкой вспоминает «Рокер».

Но «обозначиться» перед своими было только половиной дела. От гаража до дома, в котором находились российские военнослужащие, шел забор – но местность хорошо просматривалась ВСУ. И выходить на нее «Рокеру» было смертельно опасно. На помощь пришли товарищи – ребята смогли найти в здании какую-то трофейную дымовую шашку, которую и зажгли. Вот так, под завесой дыма наши солдаты смогли добежать до своих.

«Естественно, радости было полные штаны. Своих увидели. А наши, дальше идут – за той группой. А дальше Happy and (счастливый конец)», - говорит военнослужащий «Рокер».


Изабелла Либерман, Светлана Ларина



Больше новостей читайте в нашем Телеграм-канале

Написать в редакцию «Блокнот Донецк» и сообщить о вашей проблеме можно по ссылке

Новости на Блoкнoт-Донецк
  Тема: Авдеевка ДНР  
Новости ДонецкДНРАвдеевкаВС РФРокерИзабелла Либерман
2
0